В России заговорили о введении в супермаркетах услуги cash back. Да-да, для нашей страны это новинка. Потому что настоящий cash back — это не начисление бонусных баллов на клиентскую или банковскую карту, а возможность снять наличные в кассе магазина. Изначально этот термин использовался для простой и понятной услуги: человек приходит в супермаркет, набирает товаров, скажем, на 20 фунтов стерлингов, просит кассира снять с карты 50 фунтов и дать сдачу наличными. Именно это долгое время было известно в англо-саксонских странах под названием cash back.

У нас в стране о возможности кэшбэка на кассах заговорили в феврале. Впервые газета «Ведомости» написала о планах «Сбербанка» ввести такую услугу для держателей своих карт. Также выяснилось, что о кэшбэке на кассах подумывает Mastercard. Причем «Сбербанк» планирует разрешить клиентам снимать на кассе деньги, ничего при этом не покупая — просто заскочить за наличностью. Mastercard хочет ввести эту услугу только для тех, кто делает в магазине покупки. То есть организовать кэшбэк по западной схеме. Это связано с тем, что американская компания должна соблюдать законы США, где магазинам запрещено оказывать банковские услуги в чистом виде.

Для «Сбербанка» выгода очевидна. Он сможет значительно сократить расходы на операции с наличными. Кроме того, можно будет уменьшить число банкоматов. По большому счету, если «Сбербанк» сможет до конца этого года воплотить идею с кэшбэком в жизнь в задуманном виде и привлечь к сотрудничеству хотя бы половину ритейлеров, банкоматы его клиентам будут не нужны — никто не станет специально искать место обналичить деньги, если это можно будет сделать при покупке хлеба.

Наконец, банк получит и более существенную выгоду: чем в городах больше точек снятия наличности, тем дольше люди хранят на карте свои деньги. Если в каком-нибудь поселке только один банкомат и тот постоянно не работает, люди снимают зарплату раз или два в месяц и почти всегда стараются обналичить сразу всю необходимую на ближайшее время суму. Когда человеку не нужно постоянно переживать о том, где снять очередную тысячу, он оставляет деньги на счету. И это, конечно, выгодно банку.

Обывателю кэшбэк на кассах тоже выгоден. Он не будет привязан к банкоматам и при этом по-прежнему останется в полутеневом «наличном» поле. Ведь в любой прогрессивной стране вывод расчетов в безнал — основная задача государства, потому что наличные деньги оно не может контролировать. Наличными расплачиваются за такси, починку крана, покупку с рук — все эти операции, как правило, сокрыты от налоговой службы. Чем меньше у человека доступа к наличности, тем более прозрачны и легальны его платежи. Если у человека нет под рукой той же тысячи, он легко расплатится за такси картой, и с этой суммы оператор такси будет вынужден платить налоги. За границей нет столько банкоматов. В Лондоне банкоматы ведущих банков можно встретить по паре-тройке на целый район. У нас банкоматы того же «Сбербанка» есть почти на каждом перекрестке. Вероятно, после введения кэшбэка в супермаркетах их станет меньше. Но клиенты не пострадают. Они вообще вряд ли заметят сокращения числа банкоматов. А банки значительно выиграют, сэкономив на одном лишь обслуживании устройств.

Правда, «Сбербанк» пока не объявлял, станет ли за обналичивание денег в супермаркетах взимать комиссию. Возможно, если людей заставят оплачивать эту услугу, то она не будет пользоваться спросом.

В принципе, платить за кэшбэк должен банк — деньги на это он получит от сэкономленных на обслуживании банкоматов средств. Однако в заявлении Германа Грефа об этом ничего не сказано. Не исключено, что расходы по обеспечению услуги кэшбэка возложат на ритейлеров, и они тогда перенесут их на клиентов.

Вообще, владельцы супермаркетов — единственные, для кого польза нововведения не очевидна. С одной стороны, они также смогут сэкономить на обслуживании наличных — например, сократить число инкассаций. С другой, если комиссию возложат на клиентов, то спрос на наличные будет невысок, однако держать их в кассах все равно придется. Кроме того, ритейлеры понесут прямой убыток на одном лишь времени, которое будут затрачивать на операции по кэшбэку. Потому что даже по классической западной схеме cash back, выбранной компанией Mastercard, то есть, при получении сдачи живыми деньгами, на каждый запрос у оператора будет уходить не менее трех секунд — в общероссийском масштабе это выльется для каждой торговой сети в сотни человекочасов ежедневно. Если предположить, что в среднем в день в магазине будет совершаться 30 операций cash back, то примерно 25 000 кассиров одной сети ежедневно будут тратить на это 625 часов. Или 18 750 человекочасов в месяц. В среднем рабочая неделя кассира супермаркета длится 46 часов, а месяц — 185. Выходит, что в большой торговой сети минимум 100 сотрудников будут заниматься только кэшбэком.

Также ритейлеры получат проблемы с обналичиванием денег. Сегодня магазины предпочитают иметь дело с наличными, потому что выводить деньги из безналичного  расчета сложно, долго и дорого. После введения кэшбэка живых денег в кассах супермаркета будет больше, а на счетах — меньше. То, что он выдаст наличными клиентам, у супермаркета в лучшем случае окажется в безнале. В худшем ему придется проходить длительную процедуру истребования у «Сбербанка» денег назад. Человек пришел, ничего не купил, взял у кассира деньги, а магазин получит их через несколько недель и даже месяцев. Эти средства будут выведены из оборота супермаркета, но успеют принести доход банку.

К тому же, у ритейлеров возникнут проблемы с налоговой отчетностью. Разводить денежные поток будет непросто. Это потребует как минимум увеличения штата финансистов.

Так что самим магазинам от инициативы «Сбербанка» выгоды мало. А будут ли пользоваться кэшбэком обычные граждане, особенно если операции обложат комиссией, неизвестно.