Говорят, что часовая консультация психолога Михаила Лабковского стоит 80 тысяч рублей. Можно считать это безумием, но в этом есть своя логика. Популярность, как известно, создаёт прибавочную стоимость. Вы можете позвать на праздник никому не известного певца, заплатить ему пять тысяч рублей — и он будет счастлив, но, например, Валерию Меладзе вам придётся отдать больше миллиона рублей, хотя делать они будут одно и то же. Петь.

Слава богу, Михаил Лабковский — не единственный и не лучший психолог в нашей стране, за разумные деньги можно найти хорошего специалиста. Средняя цифра по Москве — это три-четыре тысячи рублей за сеанс. Если вы никогда не были на приёме, то надо понимать, что терапия – это не одна и не две встречи, и планировать бюджет с учётом этого факта.

Я долго не шла к терапевту, несмотря на свои проблемы и желание их решить, именно потому что считала, что это дорого. Даже если это три тысячи рублей за сессию, то в месяц получится уже двенадцать. Для меня — вполне ощутимые тогда были деньги.

Когда я решилась, один из моих первых запросов звучал так: «мне всё время не хватает денег, я хочу быть очень богатой». Психолог сказала, что это очень абстрактно. Она спросила: «Сколько? Сколько конкретно вам нужно денег в месяц?». И тут я поплыла — я понятия не имела, сколько. Ответила наугад — ну 150 тысяч рублей. Мне казалось, это бешеные деньги. Сейчас смеюсь над этим, это, конечно, не «очень богатая». Это даже не просто богатая, честно говоря.
Психолог дала мне задания. Выписать все свои преимущества, которые меня делают уникальным профессионалом. Их получилось 148. И каждый день писать в тетради фразу «Я, Сима, заслуживаю зарплату 150 тысяч рублей в месяц» двадцать один раз. Почти как Барт Симпсон.

Это сработало. Раньше мне сложно было озвучить большую цифру работодателю, когда меня спрашивали, какую зарплату я хочу. Внутри меня сидел червь, который говорил, что я не заслуживаю таких денег. Я всё время вспоминала фразу одной своей начальницы. Несколько лет назад я уходила от неё на новую работу, а она хотела, чтобы я осталась. Я сказала, какую зарплату предлагают там, — допустим, это была тысяча евро — и она ответила «нет, ты не стоишь этих денег».

Чем больше я писала фразу, тем больше я верила в то, что это правда — я заслуживаю получать столько, сколько я хочу. И когда мне предлагали новую работу, я спокойно и с улыбкой на вопрос про вознаграждение отвечала: «Двести тысяч рублей в месяц» (во мне проснулся азарт).

Мама говорила, что я сошла с ума, и никто не согласится. Она не угадала.
Когда закончился мой первый год психотерапии, я посчитала сколько денег я заработала за это время. Сумму я поделила на 12 — и получились ровно те 150 тысяч рублей в месяц. Я даже рассмеялась. Мы всегда получаем то, что хотим. Главное — правильно сформулировать запрос.

И вы можете мне возразить — но если я ничего не умею и не крутой специалист, то как я могу стать миллионером? Ребят, просто посмотрите, сколько зарабатывают ютьюб-блогеры.