Еще несколько лет назад в России не было большого смысла внимательно изучать этикетки товаров, потому что объемы фальсификата, особенно в продуктовом сегменте, были огромными, и содержимое упаковки почти никак не зависело от надписи на ней. Однако качество товаров в России понемногу растет и теперь производитель все чаще сообщает на этикетке правдивую информацию. Так что пришло время доставать карманные лупы и внимательно читать, что именно вы покупаете.

Вообще, первый серьезный урок о пользе чтения этикеток был дан россиянам в 2012 году, когда в наших СМИ стали вдруг писать о введенном в 2009 году запрете на импорт мяса кенгуру. И оказалось, что многие годы Россия выкупала у Австралии до 70% всей вырабатываемой кенгурятины. Сами австралийцы своих кенгуру не ели — у них это не очень принято. А россияне ели. Мясо кенгуру у нас повсеместно добавляли в колбасы для их удешевления. Причем многие производители делали это открыто. Колбаса с кенгурятиной в составе вполне легально продавалась по всей стране, правда, страна не очень охотно читала этикетки.

Кости вместо мяса и щучьи котлеты из свинины

В России по-прежнему много некачественных товаров. Однако сейчас производители все чаще открыто маркируют товар как подделку. Кенгурятину в составе уже не указывают, потому что ее ввоз в страну запрещен. Но многие изготовители колбас, пельменей часто прямо пишут, что внутри не фарш, а, например, мясо птицы механической обвалки. То есть перемолотые кости, с которых уже сняли почти все мясо. Сосиски, пельмени, колбасы с таким мясом стоят иногда ровно столько же, сколько и продукты с нормальным фаршем: за что платить деньги — за мясо или за костный фарш, — человек волен выбирать сам: нужно лишь прочитать этикетку.

Ровно так же обстоят сейчас дела с растительными аналогами молочных продуктов. На прилавках есть множество сортов масла, мороженого, йогуртов, сыра, производители которых хоть и не крупными буквами, но честно пишет, что продукт содержит растительные жиры. Все чаще на этикетках можно прочитать: «продукт сырный», «продукт молокосодержащий», «заменитель масла».

Еще одна категория товаров «с хитринкой» — разнообразные постные продукты либо еда для веганов. Очень часто в составе постной выпечки открыто указано молоко, в веганских блюдах — яйца, в щучьих или куриных котлетах — свинина

Одно дело — не быть застрахованным от подделки и ошибки, совсем другое — осознанно покупать заведомо низкокачественные и даже вредные продукты только потому, что лень читать этикетки. Детские каши и йогурты с сухим молоком, детские смеси с сахаром и пальмовым маслом, фитнес-печенье и крекеры, в которых углеводов больше, чем в обычных, — все это и много другое люди покупают по ошибке, потому что не читают этикетки.

Чистейшая вода из промзоны

Но есть случаи посложнее. Возьмем питьевую воду. Вряд ли кто-нибудь когда-нибудь видел в магазинах человека, который бы внимательно вчитывался в этикетки бутылок с водой — в лучшем случае люди смотрят только на цену. А зря! Очень часто бутилированная вода, которая производится в России такими гигантами, как Coca Cola (BonAqua) и PepsiCo («Аква Минерале»), разливается из обычной водопроводной системы и  очищается фильтрами обратного осмоса, ультразвуком, ультрафиолетом, а потом минерализуется. Пользы в этой воде мало. А вреда может быть много, потому что у той же Coca Cola все ее заводы расположены в мегаполисах: они разливают воду, добытую фактически на территориях с катастрофическим техногенным загрязнением.

Впрочем, здесь даже к лучшему, что воду берут из водопровода. Потому что есть марки, например, «Святой источник» или «Калинов родник», которые разливают из артезианской скважины на территории Московской области. И можно достоверно сказать, что ни один производитель не проверяет качество своей воды досконально на предмет содержания в ней тяжелых металлов, токсинов, радионуклидов, следов пестицидов, потому что такую проверку не может себе позволить проводить постоянно даже Санэпиднадзор. Однако чтобы хотя бы в общих чертах вообразить масштабы нарушений, достаточно почитать о результатах исследований «Росконтроля», которые показывают, что у произведенной на территории мегаполисов воды часто бывает химический привкус, запах органики.

Дабы не искушать судьбу, нужно просто не пить воду вблизи мегаполисов. Вообще. Хоть из колодца, хоть из скважины, хоть разлитую на заводе. Для соблюдения этого правила следует приучить себя читать этикетки — на них всегда написано, из какой скважины или какой системы водопровода взята вода.

Масло и рис с непредсказуемым прошлым

В некоторых случаях внимательно читать этикетки необходимо для определения свежести продукта. Потому что дата производства продукта далеко не всегда говорит о его свежести.

Например, если вы покупаете растительное масло, овощные консервы или икру, нужно смотреть на дату производства. Пошли купить в магазине тыквенное или подсолнечное масло и видите несколько бутылок: в одних масло разлито в августе прошлого года, в других — в феврале нынешнего. С очень большой вероятность февральское масло будет стоить дороже, ведь оно якобы свежее. На самом деле, как мы знаем, масличные  культуры у нас созревают летом-осенью. Поэтому лучше купить масло августовского разлива: можно быть уверенным, что оно попало в бутылку свежим, сразу после отжима, а не стояло полгода неизвестно где, дожидаясь перепродажи и перепаковки.

Нужно помнить: в Европе сезон сбора оливок — ноябрь, у нас сбор тыквы — август и сентябрь, сбор подсолнечника — вторая половина лета.

Люди даже не задумываются, сколько некачественных продуктов могут обойти стороной, простоя помня о сезонности производства. Красная икра у нас в основном добывается на Дальнем Востоке, где сезон идет с конца июля по середину сентября. Если икра расфасована в марте-июне, значит, она долго лежала в морозильной камере и содержит много консервантов. То же касается заготовки самой красной рыбы — основной сезон ее промыслового лова приходится на июль-сентябрь.

Другие примеры: зеленый горошек, сладкая кукуруза, стручковая фасоль, расфасованные спустя несколько месяцев после созревания, имеют темное прошлое: непонятно, где они дожидались фасовки. Как и крупы: если вы покупаете российский рис, гречку или кукурузу, они должны быть расфасованы летом-осенью. Если на упаковке крупы стоит зимняя или весенняя дата, а сама крупа упакована в Челябинске или Кемерово, это должно настораживать и вызывать вопрос, где, собственно, и в каких условиях зерно хранилось до расфасовки.
В принципе, вопросы должны вызывать все продукты питания, произведенные в регионах, где сырье для них не произрастает. Если есть выбор между кубанским рисом и новосибирским, лучше выбирать кубанский — у него более предсказуемое прошлое. Как и у кеты, произведенной на Камчатке, а не в Тульской области.

Молок с цезием, колбаса со стронцием

Отслеживать регион производства продуктов питания важно не только для того, чтобы избежать залежалого товара. В некоторых случаях речь идет о вычислении куда более потенциально опасных рисков. Так, значительная доля тяжелых болезней и смертности в России приходится на радиационное загрязнение. Однако мало кто при выборе продуктов питания помнит об этом.
А помнить следует. Радиационному загрязнению после Черобыльской аварии подверглись примерно ⅘ территории Белоруссии. И если белорусские и российские власти считают, будто на большинстве этих территории можно спокойно вести сельское хозяйство, европейцы так не думают, поэтому отказываются массово закупать белорусские продукты.

В России Чернобыльский след остался на больше 35% территорий Орловской и Тульской областей, на 17% Брянской области, 13% Рязанской, 11% Калужской областей. К сожалению, во многих регионах сельхозугодия в основном располагаются в зоне загрязнения. Так, достоверно известно, что в зону загрязнения Брянской области попадают пастбища агрохолдинга «Мираторг» и его дочернего предприятия «Брянской мясной компании». В загрязненном Стародубском районе работает известный на всю страну комбинат по производству сыров и колбас. В загрязненном Мценске Орловской области находится много комбинатов, которые поставляют продукцию для всей страны — например, «Дмитровские колбасы».
А о том, сколько продуктов питания производят в Тульской и Калужской областях, можно даже и не говорить — эти регионы снабжают едой Москву и всю центральную Россию. Кроме того, именно в Тульской области разливают множество марок питьевой воды.

К сожалению, должного радиационного контроля продуктов в России не производится — это долго, дорого и требует большой политической воли. Поэтому для обывателя, который озабочен безопасностью питания, будет надежным вовсе избегать покупки еды, произведенной в самых грязных регионах.