Мы все привыкли к давно уже несенсационным заголовкам о том, что соцсети, гаджеты, искусственный интеллект следят за нами. Однако мало кто знает, как именно происходит слежка. А узнав — не поверят.

Разумеется, серьезные люди в черном не сидят и не подслушивают наши разговоры в режиме реального времени. И даже не читают нашу переписку. И вряд ли следят за нашим передвижением. По крайней мере, у большинства из нас. Тем не менее все наши шаги и действия записываются, анализируются и используются против нас. Сегодня каждый человек, имеющий устройство с выходом в интернет, подвергается тотальной слежке. Только следят за ним маркетологи. Чтобы поймать и показать рекламу.

Интернет-серфинг

Начнем с самого простого и самого неприятного: соцсети и Google следят за нашими передвижениями в сети. Об этом знают уже все. Утром выбирал в интернет-магазине газонокосилку — с обеда тебе ее рекламируют. По данным почти годовой давности, у Google имелись трэкеры, то есть отслеживающие программы, на 76% всех сайтов. Охват Facebook — чуть больше 23%. Если вы заходите на эти сайты, информация обо всех ваших действиях используется для таргетирования вашей рекламы. Однако это не значит, что на сайтах, не охваченных этими гигантами, вы оказываетесь неотслеженными: данные о ваших запросах сохраняются в телефоне, собирать эти данные вы сами разрешаете тем же Facebook или Google, ставя галочку под пользовательскими соглашениями. Грубо говоря, всю недостающую информацию о вашей интернет-активности соцсети могут взять из вашего телефона сами. Правда, им не всегда удается правильно ее использовать.

Платежи

Взять хотя бы пример с той же газонокосилкой: вы уже выбрали одну, купили, скосили газон, а Google продолжает вам ее рекламировать. С проблемой неточно таргетированной рекламы в этой компании борются просто — отслеживают данные о транзакциях банковских карт. В российском сегменте у того же Google есть доступ к данным лишь о меньшей части всех платежных операций по картам. А вот в CША компания отслеживает более 70% всех транзакций. И это только данные полуторалетней давности. Таким образом, американцы видят более точную рекламу, так как Google не просто осведомлен об интересе условного Джона Смита к газонокосилкам, но и точно знает, купил он ее или нет. И пока россиянам в аналогичной ситуации показывают рекламу новых косилок, мистеру Смиту уже рекламируют запасные детали и ремонтные мастерские.

Фитнес-трекеры

Неважно, браслет считает ваши шаги или смартфон — с большой вероятностью можно сказать, что всеми своими спортивными успехами вы д елитесь с маркетологами. И не только ими. Пока вы считаете шаги, данные о ваших перемещениях бережно собираются и отсылаются в нужное место. Известны случаи, когда на основании изменения ежедневного маршрута пользователям, например, начинали рекламировать новые обои или услуги психологов — их принимали за переехавших или разведенных.

Приватная информация

Не у одних американцев все плохо — нам тоже есть, чем и кем гордиться. Когда во время Чемпионата мира по футболу начался матч Россия - Хорватия, я на него опоздала. Потому что Яндекс показывал мне программу передач... по тюменскому времени. И я не сразу это поняла. А за пару дней до матча он стал показывать мне рекламу тюменских спортбаров. Дело в том, что накануне я стала через Авито и ЦИАН помогать родственникам из Тюмени продать квартиру. Кроме того, я несколько раз в год попадаю на новостные сайт Тюмени. И в канун рейтингового матча Яндекс решил эту информацию использовать и вовлечь меня в маркетинг по полной. Он просто из всех имеющихся обо мне данных для определения моего местоположения использовал именно сведения о моей активности на сайтах объявлений. Абсолютно, подчеркну, приватной активности. Я написала об этом у себя в Facebook , и ко мне на страницу пришел представитель Яндекса. Сначала меня уверяли, будто я сама перенастроила регион. Я ответила, что сделать это невзначай невозможно. И попросила сообщить, отслеживает ли Яндекс активность на площадках-бюллетенях, вроде Авито, на каком основании использует эту информацию, как долго ее хранит. Мне пообещали все выяснить и пропали.

Частная переписка

Начинаются примеры интереснее. Из Германии собралась ко мне заехать приятельница. Перед поездкой она выслала во Вконтакте, личным сообщением, ссылку на фото детского печенья из морковки, без сахара, которое продают в Rossmann. На следующий день Facebook показывает мне в ленте рекламу этого печенья именно в интернет-магазине Rossmann! Причем я не заходила по ссылке.

Сведений о том, что Вконтакте читает личную переписку и использует ее в рекламных целях, нет. Однако известно, что есть ряд приложений, которые при установке требуют согласие на получение от пользователя данных переписки. Люди обычно не читают пользовательские соглашения и ставят «галочку» вслепую. Иногда происходят массовые утечки переписки от приложений. Например, так было с сервисом SimilarWeb, опубликовавшим приватные сообщения ряда пользователей.

Что касается Facebook, то компания неоднократно прямо и косвенно подтверждала факт контроля всей частной переписки пользователей.

Развлечения

Волнами вспыхивает в рунете интерес к дурацким тестам вроде «Кто ты из персонажей “Звездных войн?”» или «Каким бы ты была парнем?». Все эти тесты, помимо прочего, выполняют важную коммерческую функцию — выманивание разрешений на сбор персональных данных. Проходя его и публикуя результаты, пользователь соглашается с правилами, а в них часто указана необходимость предоставить доступ ко всем личным сведениям, к микрофону, камере, данным геолокации. Точно такие же условия выставляют множество развлекательных приложений. Если вы авторизируетесь на каком-то сайте через Facebook, вы тоже передаете ему право отслеживать ваши данные. Которые затем отправляют тем, кто их заказывал. Например, в компании, занимающиеся таргетингом рекламы. И они делают так, чтобы вы увидели интересную именно вам рекламу. Самому Facebook не нужно торговать вашими данными — он продает возможность показать вам точную рекламу. А вот сторонние сервисы и приложения собирают данные нередко для передачи третьим лицам.

Микрофон

Зачем маркетологам ваш микрофон? А зачем он Facebook, например? Зачем его основное приложение для iOS или Android запрашивает у вас разрешение на использование записей с микрофона? В интернете много рассказов о том, что человек едва успевает обсудить с семьей за обедом покупку той же косилки, а ему уже рекламируют самые последние модели. Обсуждают это  на полном серьезе не только в соцсетях, но и в известых мировых СМИ. Множество журналистов по одиночке и целыми консорциумами проводили эксперименты. Например, произносили в течение нескольких дней заготовленные фразы и следили , как меняется реклама на их страницах в Facebook и Google. Увы, но несмотря на заверения компаний и невозможность досконально выяснить способ слежки, во время опытов разговоры всегда влияли на показываемую рекламу.

Любой из нас может провести аналогичные эксперименты. На ближайшую неделю возьмите за правило при включенном телефоне говорить о поездке в какую-нибудь экстравагантную страну, вроде Буркина-Фасо, но не ее, потому что вы уже прочитали этот текст со своего телефона и теперь вам могут рекламировать билеты в Уагадугу. Или скачайте запись плача грудного ребенка и включайте ее на другом устройстве по несколько раз в день — вполне вероятно, что к вечеру вы станете получать рекламу дешевых перелетов и предложение скидочных карт для детских магазинов.

В принципе, смартфоны уже умеют разговаривать с владельцами. Нет никаких преград к тому, чтобы гаджет моментально распознавал звуки, слова, вычленял из них все, что имеет коммерческий интерес, и отсылал на сервер обработки данных. Более того, вероятно, что никуда уже эти данные отсылать не нужно: скорее всего, смартфоны сами умеют, на основании полученных от вас совокупных данных, выстроить ваш потребительский портрет и фильтровать для вас рекламу.

Камера

Ничего не сказали про камеру. Споры о том, используют ли Facebook и Google записи с фронтальной камеры смартфона для таргетинга, идут в мировой прессе давно. Сами компании все отрицают. Однако против их позиции есть два веских аргумента. Во-первых, эксперты по кибербезопасности регулярно находят в тех или иных гаджетах ПО, которое самостоятельно делает снимки фронтальной камерой, записи разговоров пользователей и отсылает их на сервер разработчика или заказчика. Во-вторых, специалисты по безопасности личных данных неоднократно обращали внимание, что большинство приложений, получающих согласие пользователя на использование камеры, получают сразу же право делать снимки в любое время и с любой периодичностью, тут же отсылать их на сторонний сервер, записывать видео, распознавать лица и предметы в режиме реального времени.

Что это дает? Если вы грустны, вам рекламируют антидепрессанты. Если замужняя женщина часто плачет, ее считают разведенной и предлагают зарегистрироваться в приложении для знакомств. Существуют способы определить пристрастие в косметике, цвете и стиле одежды — это поможет подбирать для вас рекламу точнее: девушке, которая всегда ходит в черном, не станут рекламировать оранжевые платья, мужчине с бородой — пену для бритья.

Дальше — интереснее. Существуют программы для распознавания документов в стриминговом видео, для распознавания обстановки, интерьеров, для воссоздания 3D-модели помещения, снятого на веб-камеру. Самые простые из них, например, PlaceRaider, могут по фрагментам фотографий и обрывкам видео полностью воссоздать модель комнаты, в которой велась съемка. По фотографиям и видео с фронтальной камеры можно уточнить, где вы находитесь: дома или в офисе, на рыбалке или в библиотеке. И рекламировать вам либо новый пылесос, либо принтер, либо рыболовные снасти.

Клавиатура

Здесь все просто. Вам не нужно подписывать никаких соглашений на использование данных о введенных вами запросах — доступ к ним уже есть у всех самых популярных браузеров. Дело в том, что браузеры имеют доступ к данным гироскопа, акселерометра. Это датчики, позволяющие телефону определять его положение. С их же помощью можно определить набираемый пользователем текст, а потом передавать информацию заинтересованным третьим лицам. Человек может обсуждать в секретном чате поездку на море — ему тут же показывают пляжные тапочки. И это полбеды — куда страшнее, что с помощью данных с сенсорных датчиков можно взломать графический код, подсмотреть CVV- код банковской карты.

Компьютер

Не пользуетесь смартфонами? Вы все равно в группе риска. Все то же и еще более умело делает сейчас ПО для компьютеров. Они также следят за пользователями и имеют доступ к записям видео и аудио. Вспомните Марка Цукерберга, который всегда заклеивает камеру ноутбука. Также общеизвестно, что бывший глава ФБР Джеймс Коми тоже заклеивает камеры на всех своих гаджетах. Якобы по совету более сведущего знакомого. Кто может быть более сведущим в таких вопросах, чем директор ФБР, остается только догадываться.

Кстати, набранный текст на компьютере легко отследить без всяких гироскопов. Дело в том, что в пользовательском соглашении Microsoft прямо написано, что вся информация, набранная на клавиатуре с использованием Windows 10, собирается и пересылается на специальные серверы, в том числе — для обработки поисковиком Bing. Данные, полученные голосовым помощником Cortana, отправляются на десятки серверов раз в 15 минут, а сбор данных осуществляется даже в фоновом режиме. Чешские журналисты выяснили , куда конкретно и как часто Microsoft шлет все собранные данные.

Телевизор

Не пользуетесь и компьютером? Смарт-телевизоры давно научились не только распознавать голосовые команды, но и вести аудиозапись, данные с которых потом передают на сервера разработчика или третьей стороны. Более того, современные телевизоры умеют притворяться выключенными, а ряд новых моделей какое-то время ведут голосовую запись в помещении даже в выключенном состоянии.

Еще хуже — производители телевизоров следят за тем, что вы смотрите. Даже если ваш экран отключен от сети и вы решили посмотреть домашнее видео с внешнего носителя, телевизор дождется подключения к сети и отправит на сервер… скриншоты. Там их анализируют и придумывают для вас лучшие сервисы и лучшую рекламу. И это не городские легенды. Например, американскую компанию Vizio уже оштрафовали на 2,2 млн долларов за то, что ее телевизоры передавали захваченные с экранов элементы изображения на свои серверы без всякой шифровки.