В России вводят налог на газировку. Так власти собрались бороться с ожирением. Предполагается, что новый акциз поднимет цену за литр газировки в среднем на 13 рублей.

Вообще, такой налог — не новость. Он уже существует во множестве стран и называется soda tax. Он есть в Великобритании, Норвегии, Франции, Мексике, Австралии, Дании, Венгрии, Ирландии и ряде штатов США. И этот налог является частью общей идеи облагать акцизом вредную еду. Fat tax, или налог на жир, интересует многие страны. Прежде всего те, где медицина бесплатна. Потому что самый большой удар по бюджетному здравоохранению наносят даже не курильщики, которых обложили акцизом по полной, а толстяки. Ведь курильщики болеют и умирают быстро, а толстяки живут с гипертонией, панкреатитом, ишемической болезнью по 40 лет и все это время висят камнем на казенной медицине. Поэтому множество стран, в том числе такие передовые, как Великобритания, обращаются к этой мере как к регуляции пищевого поведения людей. Есть множество исследований , которые говорят о том, что лучше любого просвещения на небогатых людей действует рост цен . Американцы даже подсчитали , что повышение акциза на 1 цент на унцию сразу на четверть сокращает потребление сладких напитков. Потому что, как и в случае с курильщиками, никакие другие меры не работают. Пропаганда здорового питания действует хуже.

У нас стоимость газировки предлагают поднять примерно на треть от указанного — то есть, на ⅓ цента в эквиваленте британской валюты. Что, принимая во внимание платежеспособность наших граждан, будет примерно соответствовать рекомендациям западных исследователей. Вот только совершенно неясно, станут ли наши люди пить в итоге газировки на 25% меньше и, главное, похудеют ли от этого.

Дело в том, что в прогрессивных странах подобные налоги не вводятся сами по себе. Государство не запускает руки в карманы налогоплательщиков под прикрытием одной лишь заботы об их здоровье, а вводит налог на жир и содовую параллельно со снижением налогов на полезные продукты: овощи, фрукты, клетчатку. На такой путь встала Великобритания.

Потому что и фастфуд, и джанкфуд, и сладкая газировка — это, грубо говоря, еда для бедных. Чипсы и гамбургеры так популярны не оттого, что большинство населения категорически не способно воспринять культуру здорового питания. Просто у многих людей, даже в Великобритании или США, нет денег на другую еду. То же — с газировкой. Сахар — мощнейший антидепрессант, газировка — источник сверхбыстрых углеводов. Газировкой люди запивают свои обеды после 5-6 часов работы, потому что они голодны и хотят моментального насыщения. И потому, что им нужно хоть какое-то разнообразие вкусов.

В России акциз на сладкие напитки ударит по самым бедным. Во-первых, люди не станут радикально меньше этой газировки пить, потому что она — едва ли не единственная их гастрономическая радость. Получится, как в анекдоте: «Нет, сынок, теперь ты будешь меньше есть». Во-вторых, если люди сократят все же потребление сладких напитков, им нужно будет предложить какой-то заменитель. Чтобы вместо газировки народ стал пить воду, должны пройти годы пропаганды ЗОЖ. А в него деньги не вкладывают. Чиновники говорят — «пусть люди переходят на соки». Однако это плохой совет. Потому что в соках сахара, даже без его добавления, может оказаться больше, чем в газировке. Например, в натуральных яблочном, грушевом, персиковом соках содержится 10-13 гр сахара на 100 гр продукта. А в коле — всего 10 гр. Но необходимо помнить, что производители соков часто добавляют сахар дополнительно, для вкуса и консервации. Поэтому в некоторых соках сахара может быть в два раза больше, чем в газировке. К тому же, даже после введения «содового» акциза соки будут дороже газировки — значит, люди по-прежнему будут выбирать ее.

В мире уже был прецедент, когда страна поспешно ввела налог на вредные продукты, не сбавив цены на здоровые, и потерпела крах. Например, Дания начала собирать fat tax в 2011 году и отчиталась о провале: повышение цен на дешевую вредную еду привело к тому, что люди стали ездить за продуктами в соседние страны, покупать просроченные товары. Потребление джанкфуда не сократилось, датчане не стали меньше болеть

И это произошло в одной из самых благополучных стран Европы.

Если налог на газировку введут у нас и вслед за ним возьмутся за акциз на вредную еду, что тоже обсуждается, эффект может оказаться противоположным. Бедные люди не станут меньше есть. Как только их традиционная еда подорожает, а хорошие продукты и напитки не подешевеют, они будут покупать просрочку и фальсификат — то есть, качество их жизни лишь ухудшится. И вряд ли они от этого станут меньше страдать от ожирения и диабета.