Магазин электроники в центре города. Я заскочила туда купить какую-то мелочь. Рядом стояла супружеская пара. У мужчины лет пятидесяти в руках был дорогой, цвета бургундского вина, телефон. Он пришел узнать, как проверить старые смс: пока он был в Финляндии, ему прислали сообщение о списании 44 рублей. И мужчина не мог найти это сообщение. На телефон стоимостью больше 50 тысяч! Я не поленилась спросить, что за модель — оказалось, Samsung G965 Galaxy S9. А его владелец работал на развозке зоокормов. И смартфон купил в кредит

Пока продавец показывала счастливому обладателю флагманского Самсунга, как читать смс, его жена изучала условия покупки нового телефона по трейд-ин. У нее в руках был белый, большой и, вероятно, тоже достаточно дорогой Huawei. Она выплатила кредит за него и теперь присматривалась к новому. Работает женщина в управляющей компании инженером по обслуживанию лифтов.

К лету в России средняя цена смартфона доcтигла 15 200 рублей. Уже два года подряд она едва ли не превышает среднюю розничную цену на телефоны в Центральной Европе. Вот только есть небольшая проблема: там люди покупают смартфон на свои деньги, а у нас — в кредит. Именно это поднимает спрос на них и цену. Парадоксальным образом доля «кредитных» гаджетов на рынке и средняя их розничная цена растут неизменно с тех пор, как доходы россиян стали падать. В прошлом году на заемные деньги в России купили почти четверть смартфонов . И вот незадача: чем дороже гаджет, тем чаще его берут именно в кредит. В прошлом году МТС объявляли, что свыше 60% смартфонов дороже 40 000 рублей они продают в кредит. А ведь еще есть программы рассрочки!

Вы знаете, я совершенно не понимаю, что наши люди со своими дорогими смартфонами  делают? В метро, в автобусах, в электричках они, как правило, играют в игры. Причем, в очень простые: гоняют по экрану цветные пузыри, складывают пазлы, многие любят старую «змейку». И если утром, по дороге на работу, люди еще что-то читают, какие-то новости или сообщения в соцсетях, то на обратном пути они устало глядят в телефон и играют в тупую игру. Некоторые женщины смотрят на смартфонах сериалы. Особенно печальна картина в пятничной («дачной») электричке: у людей в руках те самые телефоны со средней ценой в 15 000-18 000 рублей, а на ногах — старые туфли. Они сосредоточенно гоняют по экрану шары, стараясь забить их в лунку.

Компания Xiaomi обнародовала в прошлом году шокирующие данные : около половины пользователей их смартфонов проводят с гаджетом около пяти часов в день. А есть и такие, кому мало даже семи. Причем, отмечается закономерность: чем менее развита страна, тем больше времени ее жители тратят на смартфон. При этом, согласно данным компании, 36% владельцев смартфонов используют их для игр.

А есть совсем уже тревожное исследование «Лаборатории Касперского», в котором говорится, что ровно половина россиян с помощью смартфона предпочитает убивать время , 46% ищут там развлечений. Ну, наши сограждане, судя по всему, прекрасно знают, как при помощи смартфона убить не только время, но и деньги.

Конечно, люди не только играют на телефонах. Еще они заказывают с их помощью пиццу, такси, смотрят дорогу в незнакомое место. Но для этого совсем не нужно устройство за 50-70 тысяч.

Полезным, увы, в смартфоне заняты не все. Например, лишь четверть владельцев гаджетов хотя бы раз в неделю читали популярные блоги или статьи. Новости хотя бы раз в месяц в СМИ смотрят 38%. А 39% читают их в соцсетях.

Фактически, люди используют смартфоны за 50 тысяч, чтобы скоротать время, вызвать такси, оплатить услуги ЖКХ и пообщаться. Соцсети и мессенджеры занимают сегодня большую часть времени, которое пользователи смартфонов проводят в интернете. И нередко уже встречаются пользователи, которые не оплачивают выход в «большой» интернет — им достаточно безлимитного общения в соцсетях. Тарифы с таким безлимитом и без возможности серфить уже есть. Потому что среднестатистический человек сегодня особенно ничего в сети не ищет. Общаются же они преимущественно со знакомыми или родственниками. Круг виртуального общения у среднего человека достаточно маленький. У американцев, например, в Фейсбуке в основном до 200 френдов. А они в соцсетях куда активнее нас: у российских пользователей френдов меньше. И Фейсбук — наиболее социально емкая сеть. У юзеров «Вконтакте», «Одноклассников» онлайн-друзей должно быть еще меньше. И в основном это родственники, коллеги, соседи, старые знакомые и бывшие однокашники. Подавляющее большинство которых не создает никакого контента, а лишь изредка перепощивает картинки, рецепты, ссылки на смешные новости и видео. При этом наши люди, по статистике, проверяют смартфон каждые 12 минут.

У среднего россиянина решительно нет никаких причин все время находиться онлайн и обязательно использовать для этого дорогой смартфон, купленный в кредит. Носить с собой запасной аккумулятор или бегать с дикими глазами в поисках розетки. Потому что большинство владельцев дорогих смартфонов на самом деле не используют даже малую часть их производительности и функционала и, увы, не имеют никаких неотложных дел или интенсивного общения.

Я, например, журналист, публицист. Я каждый день читаю очень много новостей, просматриваю сайты ведущих медиа на трех языках. Я пишу и редактирую десятки, иногда пару сотен тысяч знаков текста еженедельно. И у меня нет смартфона. Вернее, есть очень старый, который я использую для прослушивания аудиокнижек. Уже многие годы для звонков я ношу кнопочный телефон. Зато он у меня никогда не садится внезапно, я не бегаю по чужим офисам, умоляя одолжить зарядное устройство. И встречи у меня не срываются из-за этого уже надоевшего всем «Извините, у меня телефон разрядился». Кнопочный телефон я за три года сменила один раз — и только потому, что  предыдущий собака утащила в будку и там с ним расправилась. Для интернета у меня есть планшет. Который далеко не всегда включен. И все!

Часто встречаю изумленные взгляды: «Как же вам удается всегда быть на связи?» Ну, во-первых, я уже могу себе позволить не быть всегда на связи. Во-вторых, не понимаю, почему должны быть постоянно онлайн продавцы, учительницы, фитнес-тренеры.

Есть, безусловно, много профессий, которые требуют от людей быть в сети 24 часа. И это, конечно, трагедия. В Британии с появлением первого BlackBerry придумали отличное слово BlackBuried — аллюзия на «похороненные». Так говорят о людях, которые вынуждены все время проверять почту, читать рабочие чаты, быть на связи с руководством компании. До изобретения смартфона они уходили из офиса в шесть, приходили туда в девять и все пятнадцать часов перерыва посвящали личным делам. Однако как только телефоны с выходом в интернет стали массовыми, наемные работники оказались перед необходимостью трудиться нон-стоп и быть на связи даже вечером или в выходные.

И если в Европе или в США этому понемногу начинают противостоять, если там существуют профсоюзы, левацкие партии, которые отстаивают интересы, как это ни смешно звучит, пролетариев, то у нас пока ничего похожего нет. И люди, покупая в кредит смартфон, за свои же деньги увеличивают себе рабочую нагрузку. А те, у кого нет нагрузки, делают вид, что чем-то на смартфоне заняты. В уже упомянутом исследовании «Лаборатории Касперского» говорится, что 66% жителей нашей страны любят притворяться, будто заняты на смартфонах чем-то важным. Потому что в действительности никаких важных дел у большинства россиян в телефонах нет.

А долги за них — есть.