Я заметила, что на полках рядовых магазинов всё чаще стали появляться настоящее крабовое мясо и чёрная икра. На секунду я подумала, что благосостояние моего народа выросло, но тут же вспомнила, что в разделе приправ не найдешь приправы для рыбы, с тех пор как она подорожала, и стало понятно, что если что и выросло, так это только неравенство. Богатые становятся богаче, а бедные — беднее.

Жизнь мне всегда преподносила гастрономические сюрпризы — крабовые палочки из рыбного мусора нравятся мне больше, чем настоящие крабы, искусственная черная икра кажется вкусней, чем натуральная, а соевая спаржа, которая является ничем иным как застывшей пенкой, снятой при варке сои, нравится мне больше, чем настоящая зеленая спаржа. Да, и сладкое вино намного вкуснее, чем сухое.

Однако страсть к тому, чтобы казаться тонким, звонким и культурным человеком,  сделала меня со временем другой личностью. Я себя приучила любить кислое вино, зеленые овощи и аутентичного краба в ущерб четвертьфабрикатам.  Не медвежья ли эта услуга самой себе, учитывая цены на еду?

В одной из предыдущих статей я писала о том, что гастрономические траты — самые бессмысленные и беспощадные, и чтобы не быть голословной, я провела эксперимент и стала экономить на питании: перестала питаться в кафе и ресторанах и заказывать еду на дом.  Для меня лично это было важно по двум причинам. Из-за того, что я питаюсь в кафе, я за год поправилась килограмм на десять, это раз. Я поставила перед собой цель расплатититься с долгами по кредитам, это два. Как говорил Гагарин, «из ресторанов в космос не летают». Я в космических делах не эксперт, но могу сказать точно, что в ресторанах долг по кредитке не уменьшается.

В течение двух недель я покупала продукты в магазинах и готовила сама. Я хотела питаться разнообразно, учитывая рекомендации по составлению полезного рациона, но при этом ни в коем случае не скатываться к диетам или «правильному питанию»: я имею опыт расстройств пищевого поведения и точно знаю, что от любых ограничений вреда больше, чем пользы.

Сейчас, например, модно сходить с с ума из-за сахара. И вот «сходить с ума» — опасно. Я не призываю выпивать по банке сгущенке в день, но рекомендую действовать в парадигме «запрещено запрещать». Любой запрет — это нагрузка на психику и почва для невроза. Если вспомнить народную мудрость, то «всё хорошо — в меру», и если хочется сладкого — то важно съесть сладкое без переговоров с самим с собой, торгов и чувства вины. Еда — это просто еда. Сахар — это не белая смерть, сахар — это просто сахар.

Чтобы облегчить себе процесс перехода, в воскресенье вечером я составляю в экселе таблицу, где расписываю меню на каждый день следующей недели, придумывая, что я буду готовить. Там же записываю список продуктов, которые нужно будет купить, а в конце неделе считаю, сколько денег потрачено на еду. Выглядит меню примерно так — вы можете использовать эту таблицу как шаблон и составить своё меню:

Планирование — важный этап в любом деле, который помогает экономить время, нервы и деньги. Заходя в магазин после работы, голодная и уставшая, я не пыталась быстро сообразить, что мне нужно, а просто открывала таблицу в телефоне.

Первое, что меня взбесило: цены на орехи и ягоды, и качество последних. Всё, что не арахис или фисташки, стоит от 250 рублей за 100 грамм. Стакан голубики — 400 рублей. Кислая клубника — по 250 рублей за упаковку, и через раз она с плесенью. Я понимаю, что сейчас зима, но не понимаю, почему клубника из Египта или Израиля такая плохая и такая дорогая. Там вроде бы теплее, чем у нас.

Второе: количество грязной посуды. Я худо бедно пережила необходимость готовить по утрам не только завтрак, но ещё и обед, но вот то, что мне приходится всё время мыть посуду, меня реально бесит. Чтобы успокоиться, я перечитывала стихотворение Пригова «Я всю жизнь свою провел в мытье посуды», пыталась относится к процессу как к дзен-медитации — ничего не помогало. Потом я стала включать плейлист «хиты девяностых», подпевать дурным голосом — и тут дело пошло. Под «Американ-бой, уеду с тобой, уеду с тобой — Москва, прощай», я стала мыть посуду весело и даже пританцовывая.

Третье: я вспомнила, как я люблю готовить . В моей семье всегда царил культ кулинарии — моя прабабушка была шеф-поваром в гостинице «Казань», все в моей семье умеют готовить и делают это потрясающе. Я поняла, что готовить еду — это способ выразить себя, и была поражена своей идее купить масло из козьего молока, намазать им качан цветной капусты и запечь целиком, завернув в пергамент.

Отдельно меня восхитило, что я столько стараюсь для себя одной — в какой-то момент я подумала: «Господи, да я действительно себя очень люблю» — и мне стало хорошо.

Четвертое: после первой недели я посчитала, сколько денег ушло на еду . Получилось пять тысяч рублей и тысяча на кофе с собой. Я расстроилась: ведь мне казалось, что я почти перестала его пить. Поэтому так важно фиксировать траты: если бы я не села считать, я бы так и думала, что я на кофе больше деньги особо не трачу. Ещё одно наблюдение — я вообще не понимала, сколько стоит еда. Цены, которые я прикидывала, составляя список, оказались далеки от реальности. Я думала, что бананы стоят по 200 рублей за килограмм (на самом деле — 76 рублей), а килограмм перцев — 100 (на самом деле — от 250).  Составляя следующий список, я уже смотрела в приложении по доставке еды реальную стоимость продуктов.

В целом, вывод один — мне понравилось так жить.